On-line кабинет Александра Болдачева : Дискуссии » Гогузев А.В. Что есть логика.


Гогузев А.В. Что есть логика.

С моей точки зрения, прежде чем рассуждать и спорить (дискутировать) по вопросу о «диалектической логике» и «формальной логике» необходимо прийти, с одной стороны, к единому пониманию, с другой стороны, к верному пониманию того, «что есть логика как таковая». Это две стороны (следовательно, нераздельные) объективно необходимого предварительного (и вместе с тем, ведущего непосредственно к разрешению спора) действия спорящих; без этого действия с его результатом спор по данному вопросу объективно не может разрешиться достижением его объективной цели – выработкой теоретического понимания по данному вопросу, признанного верным участниками спора.

(В научно-теоретическом споре должна рождаться истина, а она объективно не может родиться, если это схоластический спор между людьми, придерживающимися «плюралистического» представления о «необходимости свободы философских представлений и их выражения в понятиях»).

В качестве начала выше определенного предварительного действия я предлагаю обсудить фрагмент моего логико-теоретического исследования в работе «Вперед от Канта. (Сущность философского познания; движение и развитие философского познания в историческом процессе познания бытия людьми)» (см. ссылки).

По моему убеждению (субъективному пока), в этом фрагменте содержится верное теоретическое понимание «что есть логика». Верность понимания этого обусловлена выявлением действительного объекта (до сих пор не выявленного с полной теоретической определенностью), исследование которого (по существу, ведущееся неосознанно до сих пор) и привело в истории к выведению философско-теоретического понятия «логика».

Мое логико-теоретическое исследование явления «Философское познание» дало возможность выявить этот объект и показать в системе теоретических понятий его строение. Это дало возможность приступить к логико-теоретическому исследованию данного объекта как выявленной части-целостности бытия. В работе (и в предлагаемом к обсуждению фрагменте работы) я показал фрагмент собственного исследования выявленной части-целостности бытия.

В этом фрагменте выявляется объективная необходимость (для получения адекватного изображения в понятиях объекта как целого и части-целостности бытия) диалектичности системы понятий, в которой теоретически изображается объект как целое и выявленная часть-целостность бытия с ее свойствами; показана природа диалектичности как таковой…

Только широкое, обстоятельное обсуждение непосредственно помещенного ниже фрагмента моей работы (как и подобного материала любого другого автора; т. е. материала, являющегося целостным логико-теоретическим исследованием (или его фрагментом) непосредственно соответствующего явления, обосновывающим, так или иначе, «что есть логика») заинтересованными в выявлении истины людьми (обязательно включая автора или его представителя), может привести в итоге к продвижению вперед выше указанного объективно необходимого совместно выполняемого действия, и к достижению цели этого действия – выработке теоретического понимания по вопросу о «Диалектической логике» и о ее соотношении с «Формальной логикой», признаваемого верным участниками спора (дискуссии).

С моей точки зрения, к верному направлению размышлений о логике и о соотношении «формальной логики» и «диалектической логики» относятся следующие высказывания А.В. Болдачева:

«Обыденное мышление протестует против текучести и неустойчивости диалектических высказываний: Зачем это? Если что-то есть то и не то, и то и другое вместе, а, в конечном итоге, и вообще нечто третье… Мысль желает зацепиться за привычную жесткость формально логических определений, а тут вся определенность и конкретность, как вода сквозь пальцы. Диалектическая логика (философия) не толковый словарь, не ищите ответов, пояснений. Она наука о мышлении, т.е. наука о способе поиска ответов. Логика конструирует сама себя, и если вы смогли провести свою мысль по этому абстрактному образцу, то в последующем сможете помыслить и конкретные вещи. Логика в этом ближе к поэзии, чем к науке в классическом ее понимании, она не заключается в конкретных результатах, выводах, формулировках, а… Логику надо скорее чувствовать, а не понимать. Логика, как способ мышления есть конкретный результат самой себя. Результат применимый на практике, в конкретной научной деятельности»;

«Действительно, диалектическая логика относится именно к этому способу познания — к философскому. Казалось бы, ведь и это элементарно, и само собой разумеется изначально (как и то, что диалектическая логика не имеет отношения к научному познанию). Или может кто-то в этом сомневается?

А если кто и имеет некое предчувствие диалектической логики, или представление о ней по Гегелю, то он никак не может противопоставлять ее формальной логике, понимая, что:

(1) построения в диалектической логике идут исключительно в рамках формальной логики, то есть в ней не происходит переходов от неистинных высказываний к истинным;

(2) диалектическая логика и формальная принципиально не могут «соперничать», так как относятся к разным сферам (уровням) мышления (тут можно вспомнить, что логика есть лишь фиксация мышления, а наше мышление, по крайней мере, некоторых из нас, не сводимо к формально-логическому детерминизму)».

Я убежден, что именно мое целостное логико-теоретическое исследование явления «Философское познание» содержит верное теоретическое понимание логики; с одной стороны, логики как того, что объективно исследуется и выражается понятием «логика», с другой стороны, логики как содержания философско-научного исследования, называемого «Логика».

Я убежден, что, в результате и в итоге моего исследования все, как говорится, становится на свои места…

Фрагмент логико-теоретического исследования явления «Философское познание»

(Из работы Гогузева А.В. «Вперед от Канта. (Сущность философского познания; движение и развитие философского познания в историческом процессе познания бытия людьми)»; 2005 г.).

Выше показанное понимание «познания бытия людьми» приводит к пониманию, что объект философского познания как философско-научного теоретического исследования есть явление «Отображение бытия (ОР) в понятиях (в сознании) как получение адекватного изображения бытия в понятиях» (кратко – явление «Отображение бытия в понятиях»; «явление» здесь означает – выявленная часть-целостность бытия и объект исследования). …

Осознанное и непосредственное научно-теоретическое исследование действительного объекта философского познания даст научно-теоретическое знание (достоверно-истинное в принципе) о том же, о чём вырабатывали знание философы на прошедшем этапе философского познания, т. е., с одной стороны, о познании бытия людьми, с другой стороны, о бытии как таковом. Но при этом вместе с тем даст знание метода научно-теоретического исследования явлений как выявленных в процессе и в результате познания бытия людьми и философами частей-целостностей бытия и (поэтому) объектов исследования наук.

В том, что это так и есть, можно убедиться, если рассмотреть и проанализировать теоретическое исследование явления «Отображение бытия в понятиях», выявляя в чём заключается и что даёт научно-теоретическое исследование данного явления. Я это и сделаю. Но прежде, на мой взгляд, необходимо выяснить чтó есть научно-теоретический анализ. Для этого я привожу фрагмент своего исследования данного явления.

Фрагмент исследования явления «Отображение бытия в понятиях».

Отобразить объект в понятиях – значит выявить его свойства («свойства» здесь – в самом широком смысле). Поэтому отображение объекта в понятиях можно представить как разделение объекта-целого на свойства-части.

Необходимо заметить, что изображению в понятиях объекта как целого (результат и итог отображения в понятиях объекта как целого) соответствует лишь такое разделение объекта-целого на свойства-части, при котором свойства-части, сколько бы их ни было выделено, вместе составляли бы объект-целое, т. е. изображение в понятиях данного объекта. При этом разделение объекта-целого на свойства-части (анализ) должно быть вместе с тем соединением свойств-частей в объект-целое (синтез), т. е. в изображение объекта в понятиях. В самом деле, изображение объекта в понятиях как итог выявления при отображении объекта его свойств есть целое, состоящее из частей (свойств), а не части-свойства – результат лишь анализа – из которых затем составляется целое (изображение объекта), т.е. производится синтез.

Таким необходимым разделением может быть лишь раздвоение целого-объекта на части-свойства и раздвоение в свою очередь выделенных частей-свойств. В самом деле, выделенные путем последовательного раздвоения части-свойства целого-объекта вместе составляют целое-объект, сколько бы их ни было выделено; в результате их выделения целое-объект остается тем же целым, только состоящим теперь из частей-свойств (изображение объекта в понятиях), т.е. их выделение есть анализ и вместе с тем синтез.

Части-свойства, выделенные путем раздвоения целого-объекта или раздвоения полученных в результате раздвоения частей-свойств, имеют следующие особенности. Они взаимообусловливают и взаимоопределяют друг друга: выделяя одну, тем самым выделяем и другую; определив одну как «это», другую должны определить как «не это», т.е. не какая-то другая, а другая «это» (неотделимая от «это»). Вместе с тем они взаимоисключают одна другую: каждая выделяется как бы за счет исключения из целого другой; если одна определяется как «это», то другая определяется как «не это» (противоположность «это»). Они - отдельные части целого, но вместе с тем они не отделимы одна от другой (так как при их разделении целое перестает быть целым, а они перестают быть частями данного целого).

Две части-свойства, выделенные путем раздвоения целого объекта (или раздвоения таким путем выделенных частей-свойств) и, следовательно, имеющие указанные особенности, будем называть сторонами-свойствами.

Изобразить объект-целое в понятиях – значит выявить путем анализа (и вместе с тем синтеза) свойства-стороны и свойства-стороны выявленных свойств-сторон. Если выявленные свойства-части объекта-целого нельзя признать свойствами-сторонами (не имеют вышеуказанных особенностей) то, значит, свойства-части объекта-целого выявлены неточно (части-свойства вместе не составляют целое-объект как изображение объекта; следовательно, и анализ не является вместе с тем синтезом). А это означает, что адекватное изображение в понятиях объекта как целого не получено. Указанная необходимость выявления свойств-сторон и свойств-сторон выявленных свойств-сторон при теоретическом исследовании объекта есть закон адекватного изображения в понятиях объекта как целого. Этот закон можно определить как закон анализа объекта-целого на свойства-стороны или как закон анализа-синтеза.

Мы рассмотрели изображение в понятиях объекта как абстрактного целого. Теперь рассмотрим изображение в понятиях объекта как части-целостности бытия.

Свойства-части, на которые объект как целостность и часть бытия разделяется при изображении в понятиях, выражают имеющееся строение объекта и происходящее движение объекта. Отсюда, объект как целостность и часть бытия изображается в понятиях как строение и как движение.

Объект как строение изображается в понятиях через выявление свойств, выражающих элементы строения. Значит, объект как строение и как целостность можно представить как разделяющийся при изображении в понятиях на свойства-части, выражающие элементы строения. Следование закону адекватного изображения в понятиях объекта как целого при изображении объекта как строения будет заключаться в выявлении при теоретическом анализе объекта свойств-сторон, выражающих элементы строения.

Свойства-стороны, выражающие элементы строения, в дальнейшем будем называть сторонами.

Учитывая особенности сторон-свойств, показанные выше, необходимо отметить, что стороны нельзя выделить и рассмотреть при теоретическом анализе объекта, отделив их друг от друга. Стороны сосуществуют или существуют только вместе в изображении объекта. (Отсюда выражение, необходимо применяемое при теоретическом анализе объекта: с одной стороны, «это», с другой стороны, «другое», т.е. «не это»). Изображение объекта как строения и целостности, выявляющее стороны, можно выразить следующей формулой: объект есть «это» и вместе с тем «не это».

При теоретическом анализе объекта стороны следует рассматривать по отдельности, но не разделяя. Это положение можно выразить следующей формулой: рассматривается «это» (и вместе с тем «не это»); рассматривается «не это» (и вместе с тем «это»). Стороны сторон также следует рассматривать по отдельности, но не разделяя. Это положение можно выразить следующей формулой. Стóроны стороны «это»: рассматривается «это» ( и «не это»); рассматривается «это» (и «не это»). Стороны стороны «не это»: рассматривается «не это» (и «это»); рассматривается «не это» (и «это»).

Объект как движение невозможно изобразить в понятиях, не «остановив» движение, т.е. можно изобразить, лишь представив объект через сменяющиеся состояния, значит, объект как движение и целостность можно представить как разделяющийся при изображении в понятиях на свойства-части, выражающие состояния. Следование закону адекватного изображения в понятиях объекта как целого при изображении объекта как движения будет заключаться в выявлении при теоретическом анализе свойств-сторон, выражающих сменяющиеся оно другим состояния.

Изображение объектов в понятиях как движения и целостности можно выразить формулой: объект есть «это» (состояние) и вместе с тем «не это». Но смена одного состояния другим означает переход одного состояния в другое; и этот переход можно представить как одновременное существование одного состояния и другого, его сменяющего. Значит, выражение «вместе с тем» в формуле следует заменить на выражение «одновременно». Это выражение показывает не просто нераздельность состояний-сторон, а именно переход одного состояния в другое.

Изображение в понятиях объекта как движения в соответствии с формулой: объект есть «это» и (одновременно) «не это» (состояния) и изображение в понятиях объекта как строения в соответствии с формулой: объект есть «это» и (вместе с тем) «не это» (элементы строения) – представляют собой, суждения, определяемые в «Формальной логике» как недопустимые при изображении бытия в понятиях противоречия. Однако, это мнимые противоречия, так как представляют собой противоречия лишь по форме выражения, тогда как по содержанию это не противоречия, запрещаемые формальной логикой как неадекватные изображения в понятиях бытия (неадекватные по форме и вместе с тем по содержанию).

Данные противоречия как противоречия лишь по форме выражения «содержательная логика» и «формальная логика» (стороны логики как способа получения адекватного изображения в понятиях бытия при его отображении; см. далее) вместе, в своем единстве, с одной стороны, обусловливают (вызывают к жизни именно как противоречия), с другой стороны, допускают (позволяют, разрешают). Допущение противоречия лишь по форме выражения (мнимого противоречия) со стороны содержательной логики (и вместе с тем формальной логики) заключается в следующем рассуждении и выводе: нельзя не признать, что объект есть «это», так как … (следует содержательное обоснование); но нельзя не признать и что объект есть «не это», так как… (следует содержательное обоснование); следовательно, надо признать, что объект есть «это» и «не это».

(Конец фрагмента)

Теперь можно приступить к анализу научно-теоретического исследования явления «Познание бытия людьми как получение истинного знания бытия» (кратко – «Познание бытия людьми»), т. е. явления «Отображение бытия (ОР) в понятиях (в сознании) как получение адекватного изображения бытия в понятиях» (кратко – «Отображение бытия в понятиях»). …

Явление «Познание бытия людьми» как объект исследования (и вместе с тем часть-целостность бытия) следует рассматривать, с одной стороны, как человеческое познание, с другой стороны, как философское познание; вместе с тем рассматривать, с одной стороны, как реально-исторический процесс, с другой стороны, как результат и исторический итог этого процесса.

Исследование данного явления должно быть исследованием его, с одной стороны, как человеческого познания (и вместе с тем как философского познания), с другой стороны, как философского познания (и вместе с тем как человеческого познания); исследованием, с одной стороны, как процесса (и вместе с тем как результата, итога), (этому исследованию явления приблизительно соответствует то, что в философии называется «Теория познания»), с другой стороны, как результата, итога (и вместе с тем как процесса) (этому исследованию приблизительно соответствует то, что в философии называется «Теория бытия»). …

Следует добавить: «Исследование данного явления должно быть, с одной стороны, «логико-теоретическим», с другой стороны, «историко-теоретическим». Историко-теоретическому (и вместе с тем логико-теоретическому) исследованию данного явления приблизительно соответствует в философии то, что называется «История философии»».

Исследование явления «Отображение бытия в понятиях» как действия (и результата) станет выявлением способа получения путём мышления адекватного изображения бытия в понятиях (кратко – «способа изображения бытия в понятиях»). Этому исследованию приблизительно соответствует в философии учение, называемое «Логика». Логика как то, что выявляется при исследовании и есть не что иное, как способ адекватного изображения бытия в понятиях.

Адекватность изображения бытия в понятиях надо рассматривать со стороны содержания изображения и со стороны формы изображения. Отсюда, способ изображения бытия в понятиях выявляется с двух сторон: как способ изображения, рассматриваемый со стороны адекватности изображения по содержанию (кратко – способ изображения по содержанию) и как способ изображения, рассматриваемый со стороны адекватности изображения по форме (кратко – способ изображения по форме).

Выявлению способа изображения по форме (и вместе с тем по содержанию) соответствует в своей основе научно-теоретическое исследование, называемое «Формальная логика».

Выявлению способа изображения по содержанию (и вместе с тем по форме) приблизительно и частично соответствуют философские учения, показывающие так называемые «категории» и «всеобщие законы бытия и мышления» (такова, например, «Диалектика» в «Марксистско-ленинской философии», «Логика» в учении Гегеля). Исследование, выявляющее способ изображения по содержанию (и вместе с тем по форме) будем называть «Содержательная логика», а сам способ изображения по содержанию будем называть содержательной логикой.

Выше я привел фрагмент исследования, выявляющий способ изображения по содержанию (и вместе с тем по форме). Точнее, я привел фрагмент исследования явления, относящийся к выявлению способа изображения по содержанию (и вместе с тем по форме) со стороны: по содержанию (и по форме). «Категории» как понятия «Содержательной логики» относятся к выявлению способа изображения по содержанию (и вместе с тем по форме) со стороны: по содержанию (и по форме).

Обратите внимание на текст: «Точнее, я привел фрагмент исследования явления, относящийся к выявлению способа изображения «по содержанию (и вместе с тем по форме)» со стороны «по содержанию (и по форме. Здесь речь идет о фрагменте исследования явления «Отображение бытия в понятиях», где показана та сторона «Содержательной логики» (выявление способа изображения «по содержанию (и вместе с тем по форме)»…), которая (со стороны «по содержанию (и по форме)») и дает основание для появления ложного понятия «Диалектическая логика». Это понятие ложное, так как заключается в понимании «Логики» как учения о существовании «Формальной логики» с ее формами и законами правильного рассуждения (при выработке адекватного изображения бытия в понятиях) и «Диалектической логики» с иными формами и законами правильного рассуждения (разумеется, при рассуждении об ином).

К такому пониманию «Логики» и «Диалектической логики» фактически склоняется Грачев М.П.; с ним вступают в спор те, которые догадываются о неверности такого понимания, но ищут и предлагают лишь иное (верное) понимание все той же «Диалектической логики». Другие на интуитивном уровне понимают, что понятие «Диалектическая логика», по-видимому, вообще не должно иметь места в теории логики, но объективно не в состоянии обосновать теоретически верность своего понимания.

Не в состоянии, так как не пришли еще, с одной стороны, к выявлению и исследованию той части-целостности бытия, исследование которой и следует определить как «Логика», с другой стороны, к исследованию той части-целостности бытия, в процессе и в результате исследования которой (а именно, с моей точки зрения, в результате исследования явления «Отображение бытия в понятиях») только и возможно (объективно) прийти к первому. К ним, по-видимому, относится А.В. Болдачев; об этом говорят приведенные мной его высказывания (но, может быть, я ошибаюсь).

Способ изображения бытия в понятиях определяется, с одной стороны, свойствами изображаемого (т.е. бытия как такового), с другой стороны, свойствами средств изображения. При этом способ изображения по форме (и вместе с тем по содержанию) определяется свойствами средств изображения (и свойствами изображаемого) («это»), а способ изображения по содержанию (и вместе с тем по форме) определяется свойствами изображаемого (и свойствами средств изображения) («не это»). Отсюда – объективная видимость, что в категориях заключается знание свойств самого бытия как такового.

(Теперь обратите внимание на текст: ««Категории» как понятия «Содержательной логики» относятся к выявлению способа изображения по содержанию (и вместе с тем по форме) со стороны: по содержанию (и по форме)». Следует добавить после слова «категории»: «и понятия, выражающие законы мышления (мышления как выработки посредством применения категорий и соответствующих законов адекватного по содержанию (и по форме) изображения бытия в понятиях)».

Законы так понимаемого мышления, по существу, и показаны Гегелем в его «Логике» через понятия «тождество противоположностей», «противоречие», «разрешение противоречия», «тезис – антитезис – синтез», «отрицание отрицания» и другие. И эти законы нельзя признать вместе с тем законами самого бытия (как такового).

Эти законы относятся к способу изображения бытия в понятиях (изображения адекватного «по содержанию (и вместе с тем по форме)» со стороны «по содержанию (и по форме)»); способа, определяемого свойствами «отображаемого т. е. бытия (и свойствами средств отображения)». Отсюда, обусловленное объективной видимостью, ошибочное понимание философами-материалистами этих законов и «категорий» как свойств «и бытия».

Таким образом, диалектичность логики, т. е. «способа получения путем мышления адекватного изображения бытия в понятиях» выражается, с одной стороны, в обнаружении при выработке адекватного изображения объекта как целостности и части-целостности бытия (вследствие применения выше указанного закона) «мнимого противоречия» как свойства «способа изображения по содержанию (и вместе с тем по форме)» со стороны «по содержанию (и по форме)»; с другой стороны, в выявлении (и объективно необходимом «разрешении») при выработке адекватного теоретического изображения явлений (выявленных частей-целостностей бытия), присущих данным явлениям конкретных «противоречий», выявляемых и «разрешаемых» вследствие применения «способа изображения по содержанию (и вместе с тем по форме)» со стороны «по содержанию (и по форме)»).

Исследованию явления «Отображение бытия в понятиях» как результата (и вместе с тем как действия) приблизительно и частично соответствует в философии учение, называемое «Теория бытия». Это исследование разделяется на исследование явления как результата (и действия) и как результата (и действия).

Рассмотрим исследование явления как результата (и действия).

Явление «Отображение бытия в понятиях» как результат есть «образ» бытия. Поэтому исследование явления как результата (и действия) выявляет свойства бытия как такового. Но это знание не самого бытия, а именно «образа» бытия. И это очень важно понять.

«Образ» бытия как такового, в отличие от изображения в понятиях частей-целостностей бытия, до философского исследования явления «Отображение бытия в понятиях» существует не в действительности, а в возможности. В процессе и в результате данного исследования существование «образа» бытия переводится из возможности в действительность тем, что вырабатывается знание «образа» бытия как знание чего-то действительно существующего.

Философское знание бытия как такового, вырабатываемое путем научно-теоретического исследования явления «Отображение бытия в понятиях» – это знание бытия не какое оно есть само по себе, а каким оно «является» (обнаруживается и есть) при отображении в понятиях. Но именно это знание и необходимо для выявления метода получения адекватного изображения в понятиях частей-целостностей бытия при отображении бытия.

Кант верно полагал, что философ не может дать знание самого бытия как такового. Но он заблуждался, полагая, что философы должны отказаться от задачи выработать знание устройства бытия как целого, свойств бытия как такового, так как это знание как знание «вещи в себе» получить невозможно. Невозможно получить знание самого бытия как такового, но люди в этом знании и не нуждаются. Нуждаются они в знании устройства бытия, свойств бытия как такового, каким оно «является» при познании (при отображении в понятиях). А это знание (знание «образа» бытия, а не самого бытия) люди (в качестве философов) выработать могут и вырабатывают с самого начала философского познания (и вместе с тем человеческого познания).

Итак, исследование явления «Отображение бытия в понятиях» как результата (и вместе с тем как действия) со стороны: как результата (и действия) показывает устройство бытия как целого, свойства бытия как такового.

Следовательно, здесь выявляется и чтó есть части-целостности бытия, на которое бытие как целое разделяется объективно (при отображении в понятиях).

Исследование явления как результата (и вместе с тем как действия) со стороны: как результата (и действия) даст знание, необходимое для научно-теоретического исследования науками объектов исследования. Это знание свойств явления как выявленной при отображении бытия части-целостности бытия и вместе с тем объекта научно-теоретического исследования.

Выявление частей-целостностей бытия происходит со времени становления сознания, т.е. со времени становления отображения бытия в понятиях. На этапе научного отображения бытия в понятиях выявление частей-целостностей бытия как выявление объектов исследования наук приобретает решающее значение для успешного и быстрого движения вперед научного познания бытия.

Явление как выявленная в процессе и в результате исторического движения и развития отображения в понятиях часть-целостность бытия и объект научно-теоретического исследования – это уже не сама часть-целостность бытия, а знание её, выработанное в течение всего прошедшего периода познания бытия людьми; познания с одной стороны, человеческого, ставшего со временем научным, с другой стороны, философского, переходящего со временем в научное. На теоретическом уровне научное познание есть научно-теоретическое исследование науками непосредственно конкретных явлений. Но вырабатываемое науками знание свойств конкретных явлений есть знание определенных частей-целостностей бытия как результат и итог исторического процесса познания бытия людьми (отображения бытия в понятиях), т.е. знание самого бытия.

Философское знание свойств явления как такового, необходимое для выработки науками знания свойств конкретных явлений, относится к знанию «образа» бытия, а не самого бытия.

Знание свойств явления как такового – это, с одной стороны, знание устройства явления как выявленной части-целостности бытия, т.е. знание чтó о конкретном явлении можно и нужно узнать, выявляя его свойства при научно-теоретическом исследовании, с другой стороны, знание устройства явления как объекта исследования, т.е. знание с каких сторон необходимо рассмотреть и проанализировать конкретное явление, чтобы выявить свойства определенной части-целостности бытия.

Надо заметить, что итог исследования явления «Отображение бытия в понятиях», с одной стороны, «как действия (и результата)», т.е. выявленная логика, с другой стороны, «как результата (и действия)», т.е. знание свойств явления как такового и есть знание метода получения адекватного изображения бытия в понятиях (включающее в себя знание метода научно-теоретического исследования явлений), т.е. метода познания бытия людьми. А итог исследования явления «как действия (и результата)» т. е. собственно «Теория познания» и итог исследования явления «как результата (и действия)», т.е. собственно «Теория бытия» составляют знание, с одной стороны, необходимое для выработки знания метода, с другой стороны, необходимое для применения знания метода в реальном историческом процессе познания бытия людьми.

Итак, анализ возможного научно-теоретического исследования явления «Отображение бытия в понятиях», на мой взгляд, доказывает, что данное явление есть действительный объект философского познания и вместе с тем объект философского научно-теоретического исследования.

Конечно, анализ исследования, когда само исследование полностью не проведено, неизбежно окажется не полным, не точным в деталях, какие-то положения анализа потом, видимо, придётся пересмотреть. Но это не умаляет значения такого предварительного анализа, поскольку он показывает главное: научно-теоретическое исследование данного явления даст знание о том же, о чем вырабатывали знания философы в течение всей прошедшей истории собственно философского познания и вместе с тем даст знание метода получения адекватного изображения в понятиях частей-целостностей бытия. Следовательно, данное явление, с одной стороны, действительно есть объект, с другой стороны, действительно объект философского познания (научно-теоретического исследования).

Без выработки знания указанного метода философское познание было бы бесполезным для познающих бытие людей, т. к. люди познают бытие и без специального знания устройства бытия как такового, и без специального знания того, что есть их познание бытия и как человеческое знание бытия соотносится с бытием, тогда как без знания указанного метода адекватного изображения в понятиях частей-целостностей бытия люди не достигнут.

Так как для научного познания объектов очень важно знание того, как и на какие части-целостности разделяется бытие объективно (при отображении в понятиях), чтó есть части-целостности бытия, то я привожу еще один фрагмент своего исследования явления «Отображение бытия в понятиях».

Поскольку я далеко не закончил данное исследование, постольку к приводимым фрагментам исследования явления надо относиться как к некоторому результату философско-научного поиска, а не как к фрагментам законченной теории-исследования.

Вынести на суд читателей предварительный результат поиска меня заставляет понимание, что к поиску в этом направлении на данном этапе необходимо привлечь коллективный разум философского и научного сообщества.

Ссылки.

http://nounivers.narod.ru/pub/ag_kant.htm

http://filosofia.ru/literature/goguzev/kant.shtml

http:// ihtik.lib.ru/philosbook/29sept2006/ (№1868 в разделе «Книги по философии»)
Гогузев А.В.

24. 11. 07 г.


Предыдущий текст разделе: « Интеллектуальность шахматных программ
Последующий текст в разделе: » Завершилась ли биологическая эволюция на Земле?

4 Декабрь 2007 |
Подписаться на сообщения RSS 2.0

Опубликовано в разделах: Дискуссии, философия, диалектика



2 коммент. к “Гогузев А.В. Что есть логика.”

  1. 1 boldachev 18 Декабрь 2007 @ 12:29

    Уважаемый, Александр Владимирович
    В вашем тексте имеется несколько моментов, вызывающих вопросы. В основу рассуждений положена априорная уверенность в наличии, в возможности достижения некоего объективного адекватного изображения бытия в понятиях. И постоянно упоминается о неком единственно верном пути достижения этого адекватного изображения.
    Вопрос “адекватности” не столь однозначен даже в точных науках (особенно в постклассической физике), а в философии он принципиально неразрешим. Вы сами отмечаете, что философия не может имет в качестве своего предмета бытие само по себе (”философ не может дать знание самого бытия как такового“), предметом философии является уже помысленное бытие, уже отраженное в понятиях. То есть, по сути, все ваши рассуждения сводятся к выявлению адекватного изображения понятий в понятиях. А если учитывать, что речь идет именно о философском мышлении, в котором (в отличие от рациональных наук) не существует единой, общепризнанной системы понятий (а по моим представлениям таковых и принципиально быть не может), то “адекватность” отображения может иметь только единственный смысл - адекватность отражения в понятиях представлений самого философа. И не более. То есть следует признать, что предметом вашего (и каждого философа) является его индивидуальное мышление (отображение в понятиях) бытия и ни о какой “верности” за рамками этого отображения говорить не представляется возможным (кроме личной оценки философа). Посему, все рассуждения об “адекватности изображения” должны предваряться обоснованием самой возможности такового, и пояснение вообще, что это значит.
    Второй момент касается метода, схемы “адекватного изображения в понятиях”. Форма полярного (дихотомичного) анализа лишь одна из возможных классификационных схем. Посему указание на ее исключительность (”необходимым разделением может быть лишь раздвоение целого-объекта“) представляется неоправданным ограничением мышления (особенно философского). Для строгости изложения обязательно надо указывать, что в рамках приводимых исследований используется именно эта форма анализа (с пониманием ограниченности исследований).
    Среди нескольких более мелких вопросов хотелось бы выделить не достаточно (на мой взгляд) проработанный момент разделения изображения объекта как абстрактного целого и как части-целостности бытия. Объект принципиально не может быть познан как абстрактное целое вне его понимания как части: все стороны-свойства объекта не есть его свойства как взятого самого по себе, а с необходимостью есть свойства относительно других объектов, выявляемые лишь во взаимодействии (отношении) к другим. То есть объект как целое может быть выявлен только как часть целостности мира, как совокупность отношения с другими объектами.
    Также можно подумать о целесообразности разделения строения объекта и его движения. Если объект находится в относительном внешнем движении, то о таковом можно и не упоминать, поскольку всегда можно выделить инерционную систему координат в которой он покоится. Если речь идет о необходимом внутреннем движении объекта, определяющем его как таковой (скажем процессов в биологическом организме), то следует говорить не о разных состояниях некоего статичного объекта, а о едином объекте как совокупности пространственно и временно распределенных свойств-сторон. То есть нет необходимости разделять единый динамичный объект на пространственное строение (структуру) и процесс (движение).
    Ну и самое главное, о “ложности понятия «Диалектическая логика»”. Я не совсем понимаю, что такое “ложность понятия”. Вопросов не возникло бы, если бы было написано так: “в логической схеме, предложенной в рамках данного анализа, нет необходимости введения термина “диалектическая логика” и т.д.”. Тут прослеживаются два момента: (1) необходимость понимания ограниченности вашей системы (как и любой другой), то есть допущение, что есть схемы в которых есть место такому понятию как “диалектическая логика”, а так же (2) понимание того, что вопрос во много терминологический и сам термин “диалектическая логика” может трактоваться поразному, посему следует указывать о каком из вариантов у вас идет речь.

  2. 2 boldachev 17 Февраль 2008 @ 19:22

    Продолжение дискуссии там.

URL этой страницы: http://www.boldachev.com/que-ans/logic/



Искать On-line кабинет Александра Болдачева

рабочий кабинет

архив

Собеседникам

  • Войти
  • [После регистарции и входа вам не надо будет каждый раз набирать свои данные при оставлении комментариев.]

RSS сообщений
RSS комментариев

Вы можете получать информацию об обновлении сайта по e-mail

Рассылки Subscribe.Ru

Наверх . Рабочий стол . Статьи . Библиотека .
On-line кабинет Александра Болдачева © 2007