On-line кабинет Александра Болдачева : Статьи » От протожизни к постсоциуму


страницы: 1 2 3 4

От протожизни к постсоциуму

I. ПРОБЛЕМЫ ФОРМАЛЬНОГО ЭВОЛЮЦИОНИЗМА

Практически все части моей предыдущей статьи о терминологии и мифах эволюционизма были посвящены разбору логических противоречий в представлениях современной науки о механизмах эволюции. Честно говоря, мне самому не очень нравится эта роль критика. Но этот этап следовало пройти. А сейчас я рад представить на суд читателей несколько оригинальных взглядов, гипотез и подходов, которые, надеюсь, помогут более конструктивно обсуждать проблемы эволюционизма. Но сначала кратко повторю основные положения, выводы предыдущих статей, посвящённых парадигме глобального эволюционизма.

Основные положения парадигмы ГЭ

Глобальный эволюционизм — это философский, мировоззренческий, методологический принцип научного описания мира, в основу которого положено весьма простое утверждение — ВСЁ существующее в Мире есть продукт его эволюции. То есть, любые явления и их качества (включая физические и химические взаимодействия) существовали не вечно, а появились на определенном этапе развития Мира как закономерное следствие самого этого развития. На момент своего начала Мир не обладал никакими качествами, никакими определениями (смотрите “Начало Мира и единая теория физических взаимодействий”).

ГЭ — это не теория, это принцип. Развитие и функционирование всех этапов эволюции не может быть подчинено неким единым универсальным законом. Системы каждого иерархического уровня должны описываться специфическими законами: физическими, химическими, биологическими, социальными. Безусловно, между всеми иерархическими уровнями существует преемственность, а, следовательно, и некоторые общие для всех ступеней эволюции процессы, принципы организации, которые изучаются и описываются универсальными дисциплинами: теорией систем, информатикой, синергетикой и другими. Однако, описывая общие для систем эволюционных уровней закономерности, ни одна из перечисленных и никакая другая дисциплина сама по себе не является теорией эволюции (смотрите “Миф о синергетике”).

Важным для дальнейших обсуждений является полученный в предыдущих статьях вывод о локализации эволюционных процессов в авангардной системе, то есть утверждение, что только последняя по времени в иерархической цепочке система является реально эволюционирующей (смотрите “Эволюция и коэволюция”). А также понимание того, что элементы авангардных систем (клетка, особь, вид, человек, социальные институты, предприятия) сами по себе не являются эволюционирующими системами. Появление новых определенностей, новых качеств, свойств и так далее у элементов авангардной системы — это лишь отражение, частная реализация общего системного процесса эволюции. То есть, мы не можем выделить никаких автономных причин, оснований, принципов, “побуждающих” элементы авангардной системы к самостоятельному развитию (смотрите “Миф о самоорганизации и саморазвитии”).

Антиантропный принцип

Обсуждая ранее антропный принцип, я отмечал, что в рамках принципа ГЭ абсолютно снимается проблема соответствия параметров Вселенной физической возможности существования разумного наблюдателя. Социальный этап эволюции Мира столь же закономерен, как и предыдущие (физический, химический, биологический), как и последующие (смотрите “Антропный принцип и финал Мира”). Я бы назвал тезис о невыделенности социального уровня антиантропным принципом.

Основное эвристическое значение антиантропного принципа заключается в констатации равноправия всех этапов эволюции Мира и направленности исследований на поиск единых эволюционных закономерностей на всех иерархических уровнях. И именно подход, не абсолютизирующий разумную форму жизни, а, наоборот, констатирующий её этапность, преемственность, конечность развития, на мой взгляд, может приблизить нас к пониманию закономерности её возникновения, а также к поиску принципов организации и сущности последующего этапа эволюции.

Конечно, сам факт формулирования антиантропного принципа (а, скажем, не антибиологического и других) свидетельствует о некоторой выделенности социального уровня. Можно говорить об (1) объективной выделенности — социальная система на данный момент является авангардной, и (2) субъективной выделенности — мы сами (люди) являемся элементами этой системы и вполне естественно абсолютизируем её (и своё) положение в Мире.

Но не буду останавливаться на антропоцентрических психологических проблемах, а попробую для начала определить реальное положение человека в иерархии эволюционирующих систем.

Человек — обычный биологический вид

Во многом, трудности в понимании сущности разумной жизни, отличия человека от животных связаны со стремлением видеть в нём лишь продукт биологической эволюции (или, наоборот, высшее создание, венец Мира, но эта сторона проблемы выходит за рамки нашего обсуждения). Вопрос ставится буквально: как и почему в ходе биологической эволюции появился новый биологический вид Homo Sapiens и каковы его отличия от прародителей? То есть, проблема рассматривается так, как будто она аналогична проблеме поиска закономерностей перехода от рыб к земноводным. Раскрытие механизма появления новых биологических видов — это, конечно, великая задача, но её решение не приблизит нас к пониманию человеческого разума. Уверен, что с биологической точки зрения появление вида Homo Sapiens принципиально ничем не отличалось от миллионов других подобных событий эпохи биологической эволюции.

Не видовый переход, а эволюционно-уровневый скачок

И у многих возникает великое изумление при осознании факта, что между человеком и обезьяной несоизмеримо меньше биологических различий, чем между рыбой и тритоном. Однако, если посмотреть с позиций глобального эволюционизма, то проблема, по сути, решается элементарно (не в механизме, а, по крайней мере, логически): переход от животного к человеку отражает прежде всего не межвидовый биологический переход, а закономерный от одного иерархического уровня эволюции Мира к другому, то есть от биологической системы к социальной.

И этот скачок по логике абсолютно аналогичен переходу от химического уровня эволюции Мира к биологическому. Точно также, оставаясь в рамках химических представлений, невозможно описать (понять) отличия ДНК от небиологических органических молекул. Сугубо биологические функции, особенности, характеристики ДНК приобретает благодаря встроенности в биологическую систему. Точно так же, и человек становится человеком, только вследствие включённости, встроенности его в социальную систему. “Биологичность” ДНК и разумность человека – это, прежде всего, отражение, частная реализация общих уровневых качеств системы в ее элементах.

В подтверждение сказанному можно привести лежащие на поверхности примеры. Как и молекула ДНК, изъятая из процесса жизнедеятельности клетки, не проявляет никаких биологических свойств, так и человек, с рождения покинувший общество никогда не становится разумным. Ребёнок, выросший в лесу, развивается лишь до уровня высшего животного, то есть согласно своей генетической (биологической) программе.

Все факты проявления высшей нервной деятельности у высокоразвитых животных (такие, к примеру, как способность обезьян обучаться языку глухонемых), безусловно, также подтверждают излагаемую мной точку зрения на сущность природы человека. Во-первых, они констатируют отсутствие принципиальных биологических различий между человеком и животными, тем более в функционировании нервной системы. Во-вторых, подтверждают исключительно социальное происхождение особых способностей — на свободе обезьяна никогда самостоятельно не обучится языку человеческих жестов.

Эти бесконечные, бесконечные обменные процессы

Следовательно, стремясь понять сущность человека, надо стремиться анализировать не особенности биологического становления вида Homo Sapiens, а механизм перехода от биологического этапа эволюции к социальному и принципиальные отличия этих уровней друг от друга, попробовать рассмотреть эти эволюционные системы как нечто целое, взглянув на них из далёка.

Биосфера предстанет перед нами как система миллиардов организмов, одни из которых усердно пожирают друг друга, а другие, с не меньшим упорством используя энергию Солнца, бурно растут на останках первых, чтобы стать пищей для них и для себе подобных. И те, и другие непрерывно производят себе подобных. А за всеми этими круговоротами не сразу можно и заметить основную цель, основной смысл всего этого процесса — поддержание функционирования живой клетки.

Теперь посмотрим на социум. Мы увидим непрерывный процесс добывания чего-то, производства чего-то, транспортирования того и другого туда и обратно. И это “что-то” где-то накапливается, исчезает, потом опять производится и перевозится. И сразу не заметишь, что весь этот обмен-оборот происходит только для того, чтобы поддержать жизнедеятельность особей одного биологического вида.

Следовательно, глобально и биосфера (1), и социум (2) — это системы, функционирующие по принципу циклического обмена, поддерживающие свою деятельность за счёт внешнего притока энергии. Всё функционирование этих систем подчинено процессам воспроизводства обменных циклов: (1) в биосфере — это элементарные биохимические обменные процессы жизни клетки и обмен веществ, поддерживающий жизнедеятельность многоклеточных биологических организмов; (2) в социуме, помимо стандартных биологических циклов поддержания жизнедеятельности организма человека, обязательным условием функционирования системы является непрерывное возобновление циклов вещественного обмена — то есть, материального производства. Так вот именно этот процесс непрерывного вещественного обмена между элементами социума (и людьми, и предприятиями) является тем моментом, который принципиально отличает социум от биологической системы.

Биосфера и социум также существенно различаются по способам воспроизводства механизмов обмена, способам дублирования элементов систем. В биосфере элементы, с помощью которых происходит “запоминание” и последующее воспроизводство обменных процессов — молекулы ДНК — передаются от элемента к элементу только посредством и только в процессе воспроизводства новых элементов (организмов), — то есть, сугубо внутренне. Воспроизводство социальных элементов и процессов происходит путём внешнего для этих элементов обмена. Понятно, что такие элементы социума, как люди, свой организм воспроизводят обычным биологическим путем, но социальная сущность человека и социальная сущность других элементов социума воспроизводится внешними, внебиологическими обменными процессами. Ну, скажем, технология производства пива может быть воспроизведена в соседнем племени за короткое время посредством показа, рассказа или записи — в зависимости от уровня развития племён.

От огня к производству

Итак, возвращаясь к предмету нашего разговора, — человеку, — попробую подытожить: разум начался тогда, когда в сообществе биологического вида Homo Sapiens (и, конечно, других близких по развитию, но вымерших видов, например, неандертальцев и других) появился новый, надбиологический, внеорганизменный обмен и, соответственно, новая форма надбиологической (негенетической) памяти.

Можно только предполагать, что одним из первых толчков для формирования новой системы стало использование огня. Именно длительное поддержание огня на протяжении нескольких поколений могло стать первым элементом внебиологической памяти, вокруг которого, как вокруг крупинки в насыщенном растворе рос кристалл социальных отношений. В дальнейшем, в основном, благодаря постоянству места проживания вокруг поддерживаемого огня, изготовляемые орудия стали передаваться от поколения к поколению, что ещё быстрее формировало надбиологические отношения. Хочу подчеркнуть, что толчком к формированию социальных отношений послужил не сам факт изготовления и использования орудий, который мы наблюдаем и у различных видов животных, а именно передача орудий и технологии их изготовления от поколения к поколению.

Понятно, что и не язык сам по себе выделил человека из животного мира. Речь — это не просто звуковое общение, которое свойственно также многим видам животных. Становление человеческого языка — это сугубо социальный процесс, который мог начаться только после формирования уже достаточно сложных социальных, то есть вещественно-обменных процессов. Речь возникла как форма отражения этих процессов.

Хотя и в живом мире можно найти случаи длительного использования небиологических элементов, например, строительство всевозможных жилищ, в частности, муравейников, которые используются на протяжении многих поколений. Действительно, функционирование сообщества общественных насекомых можно признать за определённую форму разума. Но существенными отличиями этого разума от социального являются: во-первых, отсутствие фиксирования, отражения общей разумной деятельности сообщества в отдельных организмах (в их нервной системе) и, во-вторых, что, конечно, следует из первого тезиса, это использование исключительно генетического (биологического) способа воспроизводства всех механизмов функционирования сообщества. То есть, все процессы жизни насекомых будут с точностью повторены на новом месте новой маткой. Что, как я уже отмечал ранее, не скажешь о людях, вырванных из социума с первых дней жизни.

Мозг – это продукт биологический, а разум — социальный

В процессе становления социальной системы в строении мозга человека не произошло никаких принципиальных изменений. Просто включённый в новый тип обмена, в новую форму системной памяти, он приобрел новое назначение. Мозг человека оказался тем универсальным инструментом, который был готов поддержать и реализовать надбиологические, внеорганизменные обмен и память. Разум — это не атрибут индивидуального биологического мозга человека, а отражение функционирования социальной системы в голове человека, единичная реализация общесоциального разума.

Социум — это форма организации Мира, главным элементом которого является человеческий мозг, встроенный в материальную культуру. Я думаю, некорректно спрашивать, что появилось раньше, — культура (вещественный обмен и память) или разум, как индивидуальное отражение культуры? Разум, является частным, единичным отражением механизма социального производства (материального, культурного, научного и так далее), хотя сам и закручивает весь этот механизм. Раньше был мозг – универсальный орган управления биологическим организмом, закономерный продукт биологической эволюции.


страницы: 1 2 3 4

Предыдущий текст разделе: « Терминология и мифы эволюционизма
Последующий текст в разделе: » Интеллект в эволюционной иерархии

22 Декабрь 2006 | комментариев: 7 |
Подписаться на сообщения RSS 2.0

Опубликовано в разделах: Статьи, эволюционизм, постсоциум

URL этой страницы: http://www.boldachev.com/text/protopost/



Искать On-line кабинет Александра Болдачева

рабочий кабинет

архив

Собеседникам

  • Войти
  • [После регистарции и входа вам не надо будет каждый раз набирать свои данные при оставлении комментариев.]

RSS сообщений
RSS комментариев

Вы можете получать информацию об обновлении сайта по e-mail

Рассылки Subscribe.Ru

Наверх . Рабочий стол . Статьи . Библиотека .
On-line кабинет Александра Болдачева © 2007