«Естественный отбор или решение проблем»,
страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Тавтологичность и нефальсифицируемость принципа отбора

«Я всегда проявлял особенный интерес к теории эволюции и готов охотно принять эволюцию как факт» (Поппер, 1995: 39). Так начинает Поппер одну из самых насыщенных эволюционными идеями статей «Дарвинизм как метафизическая исследовательская программа». Именно так – согласно названию статьи – он и оценивал статус дарвинизма в период своего первого обращения к эволюционной тематике: «Я пришел к заключению, что дарвинизм – это не проверяемая научная теория, а метафизическая исследовательская программа – возможный концептуальный каркас для проверяемых научных теорий» (Поппер, 1995: 39) .

И действительно, чего можно было ожидать от автора концепции фальсификации? Ведь кто как не он должен был поставить вопрос о научности принципа отбора, составляющего основу и традиционного дарвинизма и современной его интерпретации – синтетической теории эволюции. В примечаниях к цитируемой статье Поппер прямо указывает, что теорию Дарвина он назвал метафизической программой «в силу того, что она не фальсифицируема» (Поппер, 1995: 44). Кроме того, Поппер поддержал и еще одно распространенное даже среди биологов-эволюционистов мнение о тавтологичности принципа отбора: «Утверждать, что живущие в настоящее время виды приспособились к своей среде - это в действительности высказывать почти тавтологию. В самом деле мы используем термины «приспособление» и «отбор» таким образом, что можем утверждать, что если бы виды не приспособились, то они были бы устранены естественным отбором. Подобным образом, если бы виды были устранены, это должно было бы произойти в силу плохого приспособления к условиям существования. Приспособляемость или пригодность определяется современными эволюционистами как способность к выживанию и может измеряться действительными успехами в процессе выживания: едва ли существует какая-либо возможность проверки такой слабой теории, как эта» (Поппер, 1995: 40).

Однако, кроме этого пояснения тавтологичности принципа отбора, ни в упомянутой статье, ни в других своих работах, посвященных проблемам эволюционизма, Поппер не обосновывал свой тезис о нефальсифицируемости дарвинизма или принципа естественного отбора. А в поздних своих текстах даже делал попытки откреститься от этого заявления (Поппер 2000b: 81) (анализ этой попытки см. ниже). Посему попробуем, встав на позицию приверженца фальсификации как критерия демаркации научного знания, сделать это за автора метода.

Продолжая мысль Поппера, тавтологичность принципа отбора можно сформулировать в общем виде так: констатация факта достижения какой-либо системой конкретного состояния за счет того или иного отбора не утверждает ничего сверх того, что система не находится в других состояниях. Этим и исчерпывается научное содержание понятия «отобранности». По сути, принципом отбора подменяются реальные причины того или иного процесса. Так, в современной теории эволюции для «объяснения» любого эволюционного феномена считается достаточным указать, что ему благоприятствовал естественный отбор или, еще более просто, что в результате отбора появилось то-то и то-то. Если бы на таком уровне научного обоснования строилась физика, то для объяснения порядка распределения в сосуде слоев жидкостей с различной плотностью можно было бы довольствоваться констатацией действия некоего отбора. Что, в принципе, абсолютно истинно, но содержательно пусто без приведения законов формирования системы, то есть без принципов, указывающих не на возможность того или иного состояния, а на невозможность других. Научной может считаться лишь теория, ограничивающая возможность реализации некоторых феноменов – только тогда предсказания этой теории можно проверить. Теория, констатирующая, что слои жидкостей в результате действия естественного отбора распределятся в сосуде оптимально, не является научной – ее выводы неопровержимы. Что полностью согласуется с представлениями Поппера о том, что законы природы «не утверждают, что нечто существует или происходит, а отрицают что-то. Они настаивают на несуществовании определенных вещей или положений дел, запрещая или устраняя их. Именно в силу этого законы природы фальсифицируемы» (Поппер 1983b: 94).

Следовательно, принцип отбора не обладает необходимым свойством научного положения — ограниченностью действия. Любой научный закон является таковым не вследствие указания на возможность существования неких феноменов (она ясна и без закона), а лишь при обосновании невозможности существования других. Закон сохранения энергии ценен не тем, что констатирует допустимость передачи и трансформации энергии, а тем, что обосновывает невозможность феноменов типа вечного двигателя. То есть сама формулировка закона сохранения энергии предлагает варианты его фальсификации – феномены, доказательство наличия которых однозначно опровергнет закон (в нашем примере – вечный двигатель).

Предполагает ли такие варианты своей проверки принцип отбора? Допустим, мы решили провести решающий эксперимент для подтверждения или опровержения принципа естественного отбора. Проанализировав факторы среды, мы предположили, что в результате приспособления к ним через некоторое число поколений у популяции закрепится признак А. Но по окончании эксперимента закрепился признак Б. Опровергает ли это принцип отбора? Ничуть! Проанализировав результат, мы лишь придем к выводу, что мы неправильно оценили факторы среды и признак Б был закреплен в абсолютном соответствии с принципом отбора – адаптация произошла! То есть никакой исход эксперимента (закрепление признаков А, Б, В, Г или Д и т.д.) не опровергает принципа отбора. Несоответствие результатов прогнозам лишь констатирует наши ошибки в анализе факторов, критериев отбора, а никак не фальсифицирует сам теоретический принцип. Следует обратить внимание на то, что сам принцип отбора вообще теоретически не формализируем и не может быть включен в логические построения. Так, принцип отбора никак не участвовал в ходе формирования прогнозов в наших экспериментах, то есть не входил ни в какие логические построения. А посему любой результат эксперимента никак не мог подтвердить его или опровергнуть.

Аналогичная ситуация наблюдается и при анализе палеонтологических данных – любой открытый эмпирический феномен, противоречащий ожиданиям, может опровергать что угодно, но только не принцип отбора. Само наличие (или отсутствие) некоего биологического феномена свидетельствует о его адаптивности (или неадаптивности), а следовательно является подтверждением принципа отбора.

Остается только согласиться с утверждением Карла Поппера: «Если мы не знаем, как проверить некоторую теорию, то мы, по-видимому, усомнимся в том, существует ли нечто того вида (или того уровня), которое описывается этой теорией. А если мы с уверенностью знаем, что она и не может быть проверена, то наши сомнения возрастут и может возникнуть подозрение, что эта теория представляет собой, скорее всего, миф или сказку.» (Поппер 1983a: 319) А следовательно, если принять концепцию Поппера, принцип естественного отбора в его прямой формулировке в виде констатации приспособления наиболее приспособленных (или выживания наиболее живучих) не фальсифицируем, а следовательно не может быть признан научным.


«Естественный отбор или решение проблем»,
страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Предыдущий текст разделе: « Структура глобальных эволюционных уровней
Последующий текст в разделе: » Этика крайнего солипсизма

1 Февраль 2009 | комментариев: 1 |
Подписаться на сообщения RSS 2.0

Опубликовано в разделах: Статьи, эволюционизм, эпистемология, биология

URL этой страницы: http://www.boldachev.com/text/popper/



Искать On-line кабинет Александра Болдачева

рабочий кабинет

архив

Собеседникам

  • Войти
  • [После регистарции и входа вам не надо будет каждый раз набирать свои данные при оставлении комментариев.]

RSS сообщений
RSS комментариев

Самая детальная информация workingstyle.ru/perchatki-spilkovye на нашем сайте.

Вы можете получать информацию об обновлении сайта по e-mail

Рассылки Subscribe.Ru

Наверх . Рабочий стол . Статьи . Библиотека .
On-line кабинет Александра Болдачева © 2007